Вакцины второго поколения для профилактики инфекционного процесса, вызванного ВПЧ

Ключевые аспекты
  • Вакцинные препараты Gardasil® и Cervarix®, одобренные для клинического использования, позволяют осуществлять профилактику инфекционных процессов, вызываемых высокоонкогенными типами ВПЧ. Тем не менее к настоящему времени назрела необходимость в создании высокомультивалентных вакцин на основе вирусоподобных частиц L1 или L2 для обеспечения более эффективной профилактики ВПЧ-ин- фекции.
  • Стоимость вакцинных препаратов может быть слишком высокой, что затруднит реализацию программ вакцинопрофилактики РШМ в раз-вивающихся странах, на долю которых приходится более 80% случаев первичной заболеваемости данной нозологии.
  • Вакцинные препараты второго поколения для профилактики ВПЧ- инфекций, которые предстоит исследовать в условиях клинической практики, содержат следующие антигены:
    - L1, экспрессируемые Salmonella typhi, - для уменьшения стоимости производства вакцинных препаратов и обеспечения возможности перорального применения.
    - L1-капсомеры, выделенные путем очищения из культуры Escherichia coU, - для уменьшения стоимости производства вакцинных препара-тов и увеличения температурной стабильности.
    - L2-протеины, выделенные путем очищения из культуры Е. coli, - для уменьшения стоимости производства вакцинных препаратов и обес-печения более широкой защиты.
  • Для успешной реализации программ вакцинопрофилактики ВПЧ-ин- фекций в различных регионах планеты требуется сочетание низкой стоимости вакцинных препаратов, налаживания местного производства и разработки новых технологий.
  • Необходимость в разработке вакцинных препаратов второго поколения для профилактики ВПЧ-инфекций

    ВПЧ являются мелкими вирусами, ДНК которых не покрыта оболочкой; ВПЧ обладают онкогенным потенциалом, т.е. способны индуцировать возникновение злокачественных новообразований (на начальной стадии - бородавок) из эпителиальной ткани кожи или слизистых оболочек. Подавляющее большинство ВПЧ-инфекций характеризуется возникновением доброкачественных опухолей с ограниченной способностью к росту, зачастую регрессирующих спонтанно. Из почти 200 генотипов ВПЧ онкогенным потенциалом обладают лишь 15. Наиболее часто при РШМ идентифицируются ВПЧ 16-го и 18-го типов, в то время как частота встречаемости 31, 33, 35, 45, 51, 52, 56, 58-го и других типов существенно ниже. Персистирующий инфекционный процесс, вызванный онкогенным типом ВПЧ, является обязательным, но не достаточным условием для возникновения РШМ или других злокачественных новообразований аногенитальной области. В реальности РШМ и предшествующие цитопатологические изменения, такие как ЦИН, во всех случаях сопровождаются появлением ДНК ВПЧ. Таким образом, вакцинация против высокоонкогенных типов ВПЧ предотвращает развитие ЦИН и тем самым осуществляет профилактику РШМ. Как бы то ни было, учитывая то, что процесс онкогенеза (в данном случае - процесс развития РШМ) занимает весьма продолжительное время, для оценки влияния вакцинации против ВПЧ на показатели заболеваемости и распространенности РШМ потребуются десятилетия. Как бы то ни было, скрининговые программы с выполнением мазков по Папаниколау, а также аблация зоны выраженных цитопатологических изменений успешно снизили частоту возникновения РШМ примерно на 80%. К сожалению, подобные скрининговые программы не функционируют в полной мере в развивающихся странах в силу объективных причин. Вследствие этого РШМ является второй по частоте причиной онкологической смертности женщин в развивающихся странах. Таким образом, повсеместное внедрение вакцинных препаратов против ВПЧ имеет принципиальное значение.
        Открытие, заключающееся в том, что протеин капсида вируса папилломы (L1-протеин) способен к самоорганизации с формированием вирусоподобных частиц, напоминающих по морфологическому и антигенному составу вирионы, произвело настоящий фурор в области вакцинопрофилактики ВПЧ. Разработка вакцинных препаратов против онкогенных типов ВПЧ явилась дополнительным стимулом к развитию данной области после получения обнадеживающих результатов в экспериментах на животных (кролики, собаки, коровы); были получены реальные доказательства того, что введение вакцинных препаратов, содержащих вирусоподобные частицы L1, обеспечивает защиту от инфекционных процессов, вызванных соответствующими типами ВПЧ (см. гл. 7). На сегодняшний день разрешение на применение в клинической практике получили 2 вакцинных препарата, разработанных на основе вирусоподобных частиц. Gardasil® является квадривалентной вакциной для профилактики инфекционных процессов, вызываемых 2 высокоонкогенными типами ВПЧ (16-м и 18-м) и 2 низкоонкогенными типами ВПЧ (6-м и 11-м). Cervarix® является бивалентной вакциной для профилактики ВПЧ-16- и ВПЧ-18-ассоциированных инфекций. Использование вирусоподобных частиц L1 ВПЧ-6 и ВПЧ-11 позволяет дополнительно осуществлять профилактику образования генитальных бородавок.

    Продолжительность иммунитета, формируемого после применения вакцинных препаратов, содержащих вирусоподобные частицы L1

    Вакцинные препараты, содержащие вирусоподобные частицы L1, харак-теризуются высокой эффективностью. В частности, в рамках трехфазного клинического исследования (Koutsky et al.) по оценке эффективности вакцинопрофилактики (с использованием вакцинных препаратов, содер-жащих вирусоподобные частицы L1 ВПЧ 16-го типа) персистирующих инфекционных процессов, вызванных ВПЧ 16-го типа, показатель эф-фективности составил 100% (вероятность 95%, доверительный интервал ^0-100; Р <0,0001). Продолжительность иммунитета составляла более 18 мес. В контрольной группе применение плацебо сопровождалось воз-никновением ВПЧ-16-ассоциированной ЦИН, в то время как в группе вак-цинопрофилактики (с использованием вакцинных препаратов, содержащих вирусоподобные частицы L1 ВПЧ 16-го типа) аналогичных случаев не от-мечалось. Как бы то ни было, в обеих группах количество случаев ЦИН было примерно одинаковым за счет инфицирования ВПЧ других генотипов (помимо ВПЧ-16). На основании результатов исследования было высказано предположение о том, что вакцины, содержащие вирусоподобные частицы (VLP-вакцины), обеспечивают защиту прежде всего от инфекционных процессов, вызываемых гомологичными типами ВПЧ, причем защитный эффект опосредован образованием типоспецифических нейтрализующих антител. Помимо всего прочего, выявленные закономерности были также подтверждены недавно опубликованными результатами трехфазных клинических исследований (см. гл. 8). В связи с тем, что формируемый после вакцинации иммунитет является типоспецифическим (при использовании вакцинных препаратов, содержащих вирусоподобные частицы L1 определенного типа ВПЧ), вакцинопрофилактика РШМ является весьма сложной задачей. Помимо всего прочего, теоретически имеет право на существование гипотеза, согласно которой эффект от вакцинации может исчезнуть через определенное время, поскольку нишу 2 онкогенных гено-типов ВПЧ занимают другие генотипы. Важно то, что имеются данные, подтверждающие возможность формирования перекрестного иммунитета против ВПЧ 31-го и 45-го типов, поскольку указанные типы вирусов имеют значительное морфологическое и антигенное сходство с вирусоподобными частицами L1 соответственно ВПЧ 16-го и 18-го типов, используемых в составе вакцинных препаратов Gardasil® и Cervarix®. Как бы то ни было, перекрестный защитный эффект является частичным, и его продол-жительность уступает длительности иммунитета против гомологичного типа ВПЧ. На сегодняшний день очевидно, что использование вакцинных препаратов, содержащих вирусоподобные частицы L1 ВПЧ, обеспечивает формирование иммунитета не менее чем на 5 лет. При уменьшении напря-женности иммунитета могут потребоваться повторные вакцинации или же использование адъювантов более мощных, чем алюминиевые.

    Использование мультивалентных вакцинных препаратов, содержащих вирусоподобные частицы L1 ВПЧ

    Пожалуй, наиболее простым подходом к преодолению сложностей, связанных с отсутствием иммунитета к инфекционным процессам, вызываемым различными типами ВПЧ, является увеличение валентности вакцинных препаратов, содержащих вирусоподобные частицы L1 ВПЧ. Например, для профилактики 95,7% случаев ВПЧ-ассоциированного РШМ в состав полностью эффективного и типоспецифического вакцинного препарата должны быть включены 11 типов вирусоподобных частиц L1 ВПЧ. При применении октавалентной вакцины, содержащей вирусоподобные частицы L1 шести наиболее часто встречающихся генотипов ВПЧ (16, 18, 31, 45, 52 и 58), представляется возможным обеспечить профилактику примерно 90% случаев ВПЧ-ассоциированного РШМ. Кроме того, в состав данной октавалентной вакцины входят также вирусоподобные частицы L1 двух доброкачественных (не обладающих онкогенным потенциалом) генотипов ВПЧ - ВПЧ-6 и ВПЧ-11, что позволяет успешно осуществлять профилактику образования порядка 90% генитальных кондилом. К сожалению, увеличение валентности вакцинного препарата в большинстве случаев сопровождается увеличением стоимости вакцин второго поколения для профилактики ВПЧ вследствие усложнения процесса производства.

    Уменьшение стоимости вакцинных препаратов второго поколения, содержащих вирусоподобные частицы L1 ВПЧ

    На сегодняшний день существует несколько подходов, позволяющих снизить стоимость вакцинных препаратов, содержащих вирусоподобные частицы L1 ВПЧ, что является необходимым условием реализации программ вакцинации женщин от ВПЧ во всех странах мира. Во-первых, целесообразным является налаживание производства вакцин в каждой конкретной стране: например в Индии данная модель позволила успешно реализовать программы вакцинации от гепатита В. Во-вторых, необходимым моментом является разработка альтернативных систем синтеза вирусоподобных частиц (например синтез растительного происхождения). Это позволяет существенно снизить стоимость производства и даже избежать дополнительных затрат на системы для инъекционного введения в случае разработки пероральных форм. Таким образом, на сегодняшний день представляется возможным осуществлять синтез вирусоподобных частиц L1 ВПЧ в листьях табака и картофеля, однако говорить о наличии отлаженной системы производства пока преждевременно. Получение вакцинного препарата Gardasil® осуще-ствляется путем синтеза в культуре дрожжевидных грибов, что значительно удешевляет процесс производства и создает возможности для создания пероральных форм (учитывая потенциальную съедобность дрожжевидных грибов). Помимо всего прочего, многообещающим направлением является назальная иммунизация (выпуск вакцинных препаратов, содержащих виру-соподобные частицы L1 ВПЧ, в виде спрея), однако необходимо проделать еще большой объем работы в данном направлении для создания эффективного адъюванта.

    Альтернативные подходы

    Вакцинные препараты на основе капсомеров L1 ВПЧ

    Синтез частиц L1 ВПЧ в очень больших количествах может осуществляться i культуре Е. coli в виде GST-фузионного белка, аккумулирующегося в виде капсомеров звездчатой формы. Капсомеры состоят из 5 молекул L1; 72 молекулы образуют интактный капсид. Агрегация капсомеров в форму вирусоподобных частиц не происходит вследствие терминации («отсечения») Цшекулы L1 у ее С-конца, а также вследствие видоизменения цистеиновых статков. Сами по себе капсомеры могут не обладать такой же иммуноген- ностью, как вирусоподобные частицы, однако немаловажную роль при этом ает используемое адъювантное соединение. Важное значение имеет то, X) в экспериментах на собаках введение животным GST-L1-капсомеров беспечивало формирование иммунитета к соответствующему типу ВПЧ. В настоящее время исследовательская группа во главе с R.Garcea и R.Schlegel работает над созданием С8Т-ВПЧ-16-Ы-капсомерной вакцины, содержащей юминий в качестве адъювантного средства; вакцина проходит начальные адии клинических испытаний.

    ДНК-содержащие вакцины L1

    Использование плазмидных ДНК-содержащих вакцинных препаратов по-тенциально может снизить стоимость производства, обеспечить температурою стабильность и создать условия для безыгольного введения (методами ‹‹генной пушки» или электрофореза). В ходе работы нескольких исследовательских групп было продемонстрировано, что вакцинация кроликов продуктами экспрессии Ll-гена вируса папилломы американских кроликов обеспечивает формирование иммунитета к соответствующему типу вируса папилломы кроликов. О пределенный интерес представляет то, что ключевую "ль в обеспечении иммунологической защиты от специфической вирусной инфекции играет система клеточного иммунитета. Аналогичные результаты были продемонстрированы и в экспериментах на мышах (вакцинация животных продуктами экспрессии Ll-гена ВПЧ сопровождалась выработкой нейтрализующих антител). Потенциально для обеспечения более широкой иммунологической защиты могут быть использованы множественные продукты экспрессии L1. Как бы то ни было, в исследованиях по иммунизации мышей удалось продемонстрировать, что введение различных типов производных L1 не сопровождалось развитием достаточно эффективного иммунетета ко всем соответствующим типам вирусов. По всей вероятно- и, данное наблюдение объясняется тем, что различные типы производных не обладают способностью к организации и к образованию вирусоподобных частиц правильной конформации (также не исключается механизм конкурентного взаимодействия). Помимо всего прочего, несмотря на весьма успешные испытания ДНК-содержащих вакцин в экспериментах на мышах, до настоящего времени аналогичные результаты не удается продемонст-рировать в рамках клинических исследований с участием людей. Кроме того, способность специфических антигенпредставляющих клеток (АПК) эпителия, клеток Лангерганса к распознаванию вирусоподобных частиц L1 может отличаться от соответствующего свойства других дендритных клеток; это может создавать определенные проблемы в плане возможности простого внутрикожного введения вакцинного препарата.

    Использование вирусных векторов для доставки вирусоподобных частиц L1

    С целью доставки вирусоподобных частиц L1 при проведении вакцинации, для создания условий для проведения вакцинации в один этап (однократное введение необходимой дозы вакцинного препарата), а также с целью умень-шения стоимости иммунизации в экспериментах на животных изучались живые вирусные системы. Было отмечено, что введение кроликам вируса везикулярного стоматита, также как и вакцины на основе рекомбинантных вирусоподобных частиц L1 вируса папилломы кролика, обеспечивало фор-мирование эффективного иммунитета. Как бы то ни было, иммунизация с использованием живых вирусных векторов характеризуется более высоким риском по сравнению с использованием стандартных вакцинных препаратов на основе вирусных белков. Одним из возможных путей решения проблемы безопасности иммунизации может являться использование вирусных векторов дефективной репликации, которые характеризуются меньшей инфекционностью и меньшей иммуногенностью, но при этом являются, по всей вероятности, более безопасными. При вакцинации макак-резусов дефективными аденовирусами, экспрессирующими вирусоподобные частицы L1 ВПЧ 16-го типа была отмечена выработка достаточно высоких титров нейтрализующих антител. Тем не менее иммунный ответ на дефективные вирусные векторы, также как и на их естественные аналоги, может быть недостаточно выражен вследствие наличия ранее существовавшего иммунитета к векторному вирусу. Помимо всего прочего, потенциал к формированию выраженного иммунного ответа может быть ограничен интенсивностью выработки ней-трализующих антител к векторному вирусу.

    Использование бактериальных векторов для доставки вирусоподобных частиц L1

    По аналогии с вирусными векторами в настоящее время изучается также возможность доставки вирусоподобных частиц L1 при помощи различных бактериальных векторов. Например, в экспериментах на кроликах было показано, что рекомбинантные БЦЖ-экспрессируемые вирусоподобные частицы L1 вируса папилломы кроликов способны обеспечить формирование эффективного противовирусного иммунитета. Другой заманчивой возможностью является экспрессия L1 аттенуированными вакцинными штаммами Salmonelly typhi; к преимуществам данных штаммов относятся возможность быстрого выращивания, отсутствие необходимости в очищении, хорошая переносимость, а также возможность перорального применения. Пероральная вакцинация создает условия для формирования местного иммунитета, однако с позиций системной вакцинации вирусоподобными частицами этого недостаточно для формирования эффективного иммунитета. В ходе экспериментов на мышах было высказано предположение о том, что введение в организм вирусоподобных частиц L1 данным способом обеспечивает высокую имму- ногенность, а также выработку достаточно высоких титров нейтрализующих антител. В настоящее время работа в данном направлении проводится исследовательской группой во главе с D.Nardelli-Haefliger.

    Использование малого капсидного протеина L2

    Помимо протеина L1 в состав вириона различных типов вируса папилломы входит также малый капсидный протеин L2. На рисунке 12.1 представлено описание характера пространственных взаимоотношений между протеинами L1 и L2 в структуре вириона. Капсидный протеин L2 необходим для развития инфекционного процесса, вызываемого вирусом папилломы; по всей вероятности, L2 обеспечивает связывание вируса с соответствующим вторичным вирусным рецептором, что облегчает доставку вирусного генома I ядро клетки. Немаловажным является то, что протеин L2 может быть использован в качестве альтернативного антигена для проведения профилактической вакцинации. На самом деле иммунизация кроликов или коров малыми капсидными протеинами L2 или пептидами L2 обеспечивает защиту подопотных животных от инфекций кожи и слизистых оболочек, вызванных ирусами папилломы.
        В рамках недавно проведенного на экспериментальных животных исследования эффективности вакцинных препаратов, созданных на основе вирусоподобных частиц L1, было продемонстрировано, что защитный эффект от применения вакцин против вирусов папилломы реализуется опосредованно, а счет образования нейтрализующих антител. При применении вакцинных препаратов, созданных на основе вирусоподобных частиц L2, в отличие от вакцин, содержащих вирусоподобные частицы L1, происходит выработка антител, обладающих перекрестной специфичностью к различным типам ЕЧ.
        Недавно нам удалось продемонстрировать, что у кроликов, вакцинированных L2 ВПЧ 16-го типа 11-200, вырабатывается иммунитет к 2 самостоятельным видам вирусов папилломы кроликов (CRPV и ROPV). Как бы то ни было, при введении животным ДНК CRPV отмечался рост папиллом, причем интенсивность роста папиллом была примерно одинаковой, вне зависимости того, была ли введена Ь2-вакцинированным животным интактная или же дефектная в отношении экспрессии L2 ДНК CRPV. Указанное наблюдение позволяет предположить, что защитный эффект в данном случае не зависел от клеточного иммунитета. Напротив, эффективность защиты во многом определялась титром вирусонейтрализующих антител, что подчеркивало их значимость в структуре иммунной защиты. В настоящее время мы работаем над созданием процесса, который позволял бы получать полипептидные фузионные протеины L2 ВПЧ 11 -200 любых необходимых типов с целью последующего изучения возможности их использования в условиях повседневной клинической практики.
        В то время как L1 обладает высокой иммуногенностью, L2 является им- мунологически субдоминантным протеином (в плане иммунизации вирусодобными частицами L1/L2 или в плане вакцинации с использованием вирионов, равно как и при проведении сероэпидемиологических исследований гественного течения инфекционного процесса). Таким образом, у животных, вакцинированных вирусоподобными частицами L1/L2, не наблюдалось рекрестного иммунитета, поскольку в подобных случаях происходила работка лишь L1-специфических нейтрализующих антител. Вполне возможно, что наблюдаемые закономерности объясняются особенностями морфологического строения: протеин L1 имеет «сжатую» пространственную конфигурацию, тогда как протеин L2 расположен в 5-30 раз глубже, внутри капсида, и имеет более разветвленную пространственную фигурацию. Вполне вероятно, что вирусы с преобладанием в их структуре протеинов L2 характеризуются низкой иммуногенностью, что обусловливает специфический («скрытый») характер протекания инфекционного процесса Именно вариабельность строения и иммуногенности протеинов L1 и в процессе эволюции способствовала появлению большого количества серотиповгенотипов в семействе вирусов папилломы.
        Принимая во внимание слабость антительного ответа на попадание в организм протеина L2 по сравнению с таковым на протеин L1, несколько научных групп начали активную исследовательскую работу по выявлению. L2-нейтрализующих эпитопов на поверхности капсидов для того, чтобы использовать их так же, как и протеины L1. Изначальные попытки установки L2-нейтрализующих эпитопов на поверхности иммунодоминантных участков, содержащих L1, не увенчались успехом, вследствие чего при иммунизации не удавалось получить достаточно высокие титры L2-специфических нейтрализующих антител. Работы по установке L2-протеинов на поверхности изученных вирусных капсидов (и даже на поверхности живых векторных вирусов) активно продолжаются и в настоящее время.

    Использование комбинированных профилактических и терапевтических вакцинных препаратов

    Результаты проводимых на сегодняшний день клинических исследований свидетельствуют о том, что введение вирусоподобных частиц L1 в составе вакцинного препарата не влияет на течение имевшейся ранее ВПЧ-инфекции. Вполне вероятно, это не означает невозможности индуцирования достаточно эффективного L1 -специфического клеточного иммунитета, а свидетельствует о том, что ученым пока не удалось идентифицировать процессы экспрессии генов капсида в базальных эпителиоцитах, где и находится вирусный геном. Указанные закономерности также прослеживаются в клинических исследованиях по изучению L1-содержащих вакцинных препаратов и в доклинических экспериментах на кроликах. Таким образом, можно говорить о том, что многочисленные попытки по сочетанию терапевтической эффективности и профилактической вакцинации (с использованием комбинированных иммуногенов - ранних фузионных белков вируса папилломы и капсидных протеинов) на сегодняшний день пока что не увенчались успехом. Обычно в качестве целей при разработке таких вакцин рассматриваются ранние вирусные протеины Е6 и Е7, поскольку именно они требуются для поддержания трансформированного состояния (например, даже при раке иммунный ответ с образованием антител к данным протеинам запускает механизмы клеточной гибели). Первым примером подобной вакцины является препарат TA-CIN, представляющий собой фузионный комплекс белков L2, Е6 и Е7, полученных методом бактериальной экспрессии. Введение данного фузионного протеина с целью вакцинации, даже без адъювантного компонента, позволяет как обеспечить выработку L2-специфических нейтрализующих антител, так и запустить ранние протеиноспецифичные механизмы клеточного иммунного ответа. Как бы то ни было, на сегодняшний день еще не проводилось изучение способности данного вакцинного препарата к защите пациентов от ВПЧ-инфекций. Кроме того, в группах женщин, вакцинированных препаратом TA-CIN, редко наблюдалось регрессирование выраженной интраэпителиальной неоплазии влагалища/вульвы, даже при введении в составе вакцины вируса, экспрессирующего белки Е6 и Е7. В рамках работы, проведенной еще одной исследовательской группой, белок Е7 путем биосинтеза был присоединен к С-концу белка L1, что сопровождалось формированием вирусоподобной частицы. Вакцинация женщин с признаками ЦИН химерными 1Л-Е7-вирусоподобными частицами сопровождалась формированием мощного гуморального иммунного ответа на наличие протеина L1, однако клинически выраженность иммунного ответа была недостаточной для того, чтобы говорить о перспективности изучения и использования данной вакцины в условиях клинической практики. Как бы то ни было, исследовательская работа в данной области позволила лучше понять иммунологические аспекты, определить, использование каких адъювантных соединений наиболее оправданно, а также изучить возможные способы введения созданной вакцины. Несомненно, химерные ВПЧ-вакцинные препараты имеют большой потенциал, причем их эффективность может быть существенно увеличена при использовании соответствующих адъювантных соединений.

    Итог

    После того, как в рамках соответствующих клинических исследований удаюсь продемонстрировать эффективность вакцинных препаратов Gardasil® и Cervarix®, были предприняты многочисленные попытки создания вакцин второго поколения на основе белков L1. Основные усилия были направлены на создание условий для глобальной реализации программ вакцинопрофилактики, на снижение стоимости вакцинных препаратов, на разработку режимов вакцинации, которые не требовали бы обязательного хранения препаратов в холодильниках, обязательного инъекционного и трехкратного введения. Кроме того, исследователи пытались обеспечить формирование иммунитета к антигену, вводимому в составе вакцины, при этом не стимулируя имевшиеся ранее инфекционные процессы в организме. В настоящее время проводится изучение мультивалентных вакцин, созданных на основе вирусоподобных частиц L1. Тем не менее необходимо отметить, что высокая стоимость вакцинных препаратов по-прежнему является основной причиной, по которой реализация программ иммунизации в глобальном гасштабе на данный момент невозможна. В ближайшем будущем планируется провести клинические исследования, в которых будут изучаться принципиально новые вакцины, созданные на основе L1-капсомеров, ,2-полипептидов и L1-протеинов, экспрессируемых S. typhi.

    Литература

    Fraillery D, Baud D, Pang SY et al. (2007). Ty21a expressing human papilloma virus type 16 LI as a potential live Salmonella vaccine against cervical cancer and typhoid fever. Clinical Vaccine Immunology, 14: 1285-95.
    Gambhira R, Jagu S, Karanam В et al. (2007). Protection of rabbits against challenge with rabbit papilloma viruses by immunization with the N-terminus of HPV16 minor capsid antigen L2. Journal of Virology, Oct. 10 (Epub) doi. 1120/JUI.00936-07.
    Koutsky LA, Ault KA, Wheeler CM et al. (2002). A controlled trial of a human papilloma virus type 16 vaccine. New England Journal of Medicine, 347: 1645-51.
    Roden R, Wu ТС (2006). How will HPV vaccines affect cervical cancer? National Review of Cancer, 6: 753-63.
    Villa LL, Costa RL, Petta CA et al. (2005). Prophylactic quadrivalent human papilloma virus (types 6, 11, 16, and 18) LI virus-like particle vaccine in young women: a randomised double-blind placebo-controlled multicentre phase II efficacy trial. Lancet Oncology, 6: 271-8.
    Yuan, Este PA, Chen Y et al. (2001). Immunization with a pentameric LI fusion protein protects against papilloma virus infection. Journal of Virology, 75: 7848-53.